<strong>&laquo;Нам интереснее поставить стартап на ноги, чтобы он вернулся в статусе резидента, нежели получить долю в проекте&raquo;: менеджер проектов в IT Park Uzbekistan</strong>

Платформа Startup Centarl Eurasia делится успехами людей, благодаря которым и функционирует стартап-экосистема как отдельной страны, так и всего нашего региона. Мы пообщались с менеджером проектов в IT Park Uzbekistan Шахзодом Нарзуллаевым и узнали, какую поддержку ИТ-Парк оказывает стартам и как научить ИТ-профессии слабослышащих и детей с аутизмом.

От стажера до менеджера

—  Кем и когда ты начал работать в ИТ-парке?

— Я учился в филиале Российского экономического университета им. Плеханова в Ташкенте, и в это время ИТ-парк начал открывать инкубационные центры в университетах.  Меня взяли в ИТ-парк стажером, чтобы я помог успешно открыть такой центр в своем вузе. После чего меня взяли на работу младшим специалистом в отдел развития стартапов, потом – менеджером по развитию акселерации, а сейчас я менеджер по проектам. 

—  Чем ты занимаешься в проекте сейчас?

— У меня разные обязанности: это и работа с проектами, и с документами, мы открывали ИТ-центры по Узбекистану, устраивали программы акселерации и инкубации, хакатоны и идеатоны. 

 

«У детей с аутизмом огромный потенциал для работы в ИТ»

—  Известно, что ИТ-парк работает и по направлению инклюзии. Совместно с Международным союзом электросвязи (МСЭ) вы запустили пилотный проект для слабослышащих детей,  планируете также проект для детей с аутизмом…

— Мы решили плавно войти в направление инклюзии, потому что в Узбекистане живет много слабослышащих, людей с аутизмом тех, у кого есть проблемы с опорно-двигательным аппаратом и много других людей с ограниченными возможностями здоровья. С одной стороны, в Узбекистане есть крутые реабилитационные центры: Республиканский центр социальной адаптации детей, реабилитационный центр IMKON, Aaron Academy Kids, где очень классное оборудование. Сейчас эти центры помогают детям влиться в общество, развивать различные навыки. Мы хотим открыть при этих центрах кабинеты, где дети смогут пройти наши образовательные курсы. Так им не придется привыкать к новому месту, и вместе с этим они познакомятся, возможно, с будущей профессией. Первое, с чего мы начали, это кабинет для слабослышащих детей. Теперь хотим создать программу для детей с аутизмом. 

Из-за того, что об аутизме не так хорошо знают,  многие родители думают, что у их детей врожденные проблемы с психикой. Они приводят их к психиатрам, те назначают успокоительные лекарства и тем самым губят детей. Люди с аутизмом невербальные: они все понимают, но не дают ответа. Они живут в своем мире.

 

Не всегда, чтобы создать ребенку успешное будущее, стоит заставлять его общаться с другими.  У детей с аутизмом и так есть огромный потенциал, чтобы работать. Более того, я уверен, что ребенок с аутизмом может справиться с ИТ лучше, чем обычный ребенок.

 

Я объясню. Это дети-идеалисты, они любят абсолютный порядок, тишину. Им не свойственна лень, они готовы работать над одной и той же задачей долгое время, их нужно только заинтересовать. Как раз эти качества и нужны ИТ-специалисту.

Наш образовательный курс состоит из 4 частей: электроника, 3D-моделирование, ИТ и робототехника. Мы хотим охватить все эти направления, чтобы затем ребенок выбрал одно из них для более глубокого изучения. Есть дети, которые очень любят играть в лего: они строят из конструктора многоэтажные дома, делают в них перегородки, лестницы. Мы хотим показать, какие возможности дает 3D-моделирование, чтобы подтолкнуть ребят развиваться дальше. Или, например, электроника и робототехника. На этих модулях можно применить код в железе и понять, как горит в роботе лампочка, как проходит электричество, что такое ток, транзисторы и резисторы. 

 

«Буквально год назад в Узбекистане не было ни одного венчурного фонда»

— Вернемся к теме стартапов. Как известно, многие из них отпадают на уровне идеи. Чтобы помочь стартапам, ИТ-парк устраивает трехмесячные программы акселерации. Как происходит отбор проектов, которым он готов помочь? 

— Большая часть стартапов отпадает на уровне идеи,  потому что на деле они понимают,  что решение не такое уж и простое: нужно проводить много опросов, узнавать, кому их проект будет полезен. Из всех заявок около 30%  – просто идея. Мы их сразу отсеиваем. Потом рассматриваем те, что можно реализовать, и устраиваем для них питч-сессии. Это второй этап. 

После мы проводим еще один отсев, и остаются финалисты, которые участвуют в программе. Во время нее стартаперы знакомятся друг с другом, обучаются, и по итогу все приходят к результату. Стартаперы могут просить у нас помощи – с кем-то связаться, помочь в административных вопросах, написать письмо в ведомство, чтобы рассмотрели их проект. И только затем мы помогаем получить инвестиции. 

Стоит отметить, что буквально год назад в Узбекистане не было ни одного венчурного фонда. Сейчас они активно начинают открываться, эта тема у всех на слуху. Но мы поменяли мышление многим студентам: они думали, что если нет денег, то лучше сначала накопить, а потом подумать над проектом. И это был барьер, через который часто не могли переступить. Но на деле оказывается, что на первых этапах можно сделать всё самим. 

 

—  Сколько раз в год ИТ-парк проводит акселерационные программы?

— У нас при парке проводится две акселерационные программы в год. Но также мы проводим дополнительные программы совместно с партнерами, в том числе корпоративные акселераторы. Итого за один год получается около 7-8 потоков. Один из первых был совместно с Ucell – крупнейшим мобильным оператором в Узбекистане.  Сейчас ведем переговоры со Sber Unity: мы хотим запустить с ними совместный акселератор в Узбекистане, подключить узбекские стартапы и инвесторов на платформу Sber500, чтобы те выходили на международный рынок.

 

От обучения до администрирования – что входит в программу акселератора

— Как выглядит механизм взаимодействия стартапера и ИТ-парка в течение этих трех месяцев?
— Первая часть – образовательная. Мы даем стартапам выжимку, как работать с клиентами, как искать настоящую проблему. Вторая часть – это трекерство: над стартапом стоит наставник  и предлагает варианты решения проблем. Третья часть – административная помощь. Когда стартапу нужны встречи, партнеры, когда он не может на кого-то выйти, ИТ-парк как административный ресурс может в этом помочь. 

—  Какие проекты были самыми успешными?

— Из самых успешных проектов – Iman, который получил  $1 млн инвестиций.

— Ставит ли ИТ-парк в условие стартапам, что он должен будет получить некоторую долю в проекте, чтобы затем получать дивиденды?

— Нет. Наша позиция немного иная. Нам гораздо интереснее, чтобы стартап стал резидентом ИТ-Парка. Он окажется в уже знакомой среде, будет иметь хорошие налоговые льготы, а взамен будет платить всего 1% от общей доходности. Подоходный налог для резидентов падает с 12% на 7,5%. Остальные налоги – на ноль. Все внутренние операции резиденты могут производить в иностранной валюте, а для личного пользования могут импортировать технику или продукты без таможенной пошлины. Так, на сегодня у нас 665 резидентов. И мы придерживаемся логики, что не нужно заходить в долю стартапа. Лучше поставить стартап на ноги и взять его в резиденты. И это будет выигрышно для всех. 

Подписывайтесь на телеграм-канал платформы Startup Central Eurasia, чтобы узнавать все новости о стартап-экосисеме региона первыми!

avatar

Startup Central Eurasia

Автор
May 30, 2022, 4:58 p.m.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь чтобы оставить комментарий